Cocoon - первая техно-империя


 Новости

Главная :: Статьи о музыке :: Cocoon - первая техно-империя


29.04.2010 | Cocoon - первая техно-империя

Фото Cocoon - первая техно-империя
Фото Cocoon - первая техно-империя
Фото Cocoon - первая техно-империя
Фото Cocoon - первая техно-империя
Фото Cocoon - первая техно-империя

Cocoon Свена Фэта кажется успешней всех в техно-мире. Здесь и неповторимый клуб во Франкфурте, и вечеринки на Ибице, и букинг-агентство и, конечно же, невероятно успешный лейбл. Все вместе они делают Cocoon известным во всем мире.
Темнота и тишина господствуют на главном танцполе. Хотя все развитие событий здесь определяет, одетый во все белое, один человек. Этой ночью Свен Фэт (Sven Vath) принимает у себя приглашенного диджея - Локо Дайса (Loco Dice) в компании с несколькими своими друзьями и сотрудниками клуба. Встреча происходит в баре Micro, своеобразный гастрономический отдел в клубе Cocoon, во Франкфурте-на-Майне. В середине этого бара находится второй танцпол, около которого расположен большой бар, по краям которого размещены большие столы. Под потолком извиваются трубы из оптоволокна и создают весьма атмосферные искривления, к тому же они служат чем-то вроде проекционного экрана и превращают помещение в некое подобие футуристического сада. На этом фоне главное действующее лицо ежеминутно притягивает к себе все внимание. Свен Фэт являет собой центр этой вселенной. Все окружающие принимаются за еду. Мать Свена Фэта дает необходимые указания персоналу. Главной темой в кухне Micro является представление классических блюд в необычном свете: норвежская треска подается с кокосово-чесночным соусом, филе телятины в сочетании с омарами, клубника и зеленые яблоки с гаспачо. И в какой-то момент музыка на этом танцполе становится все ощутимей и ощутимей. "Вот что и создает прекрасную атмосферу – хорошая еда и прослушивание хорошей музыки в компании хороших людей", - подчеркивает Свен Фэт. "Музыка, для меня, это центр вселенной".

Музыка – это центр не только для Свена Фэта но и для всей кокуновской империи. И клуб является своеобразным ядром небольшой империи под именем Cocoon. Букинг-агентство и звукозаписывающая компания, вечеринки на Ибице, равно как и собственный музыкальный фестиваль – все они входят в эту империю. Букинг, мероприятия, мерчендайзинг, онлайн и лейбл – все это собрано под единой крышей – Cocoon Music Event GmbH. Вместе с этим есть еще две фирмы, которые действуют при участии внешних кредиторов и которые имеют отношения к клубам и ресторанам. Со своей техно-империей Фэт представляет исключение из правил. Все-таки популярным диджеям редко удается продолжать свой успех в области предпринимательства. International DeeJay Gigolo диджея Хелла (DJ Hell) видал лучшие дни, лейбл Вестбама (Westbam) Low Spirit существует лишь в виде бэк-каталога, а права на марку MayDay были давно проданы. Подавляющее число английских и американских диджеев-знаменитостей восьмидесятых и девяностых все прошедшее десятилетие лишь проедали свою славу и авторитет. У последующих поколений диджеев вряд ли есть такие сильные амбиции в области музыки. И в этом плане, 44-х летний Свен Фэт представляет собой исключение из правил. В то время, когда техно фактически исчезло из поля зрения немецкой общественности и СМИ, он продолжает развивать проект клубной культуры в четвертом десятилетии ее существования: Cocoon это одновременно и прибыльная, инновационная фирма и настоящее художественное явление. Вечеринка – как важный элемент техно-культуры, в модели Cocoon раскрывается во всех возможных гранях. Тут раскрываются всевозможные аспекты. Сюда включается и хорошо отлаженное обслуживание на вечеринках и мероприятиях, и роскошные световые шоу, и замысловатые инженерные конструкции. Пуристической концепции, направленной исключительно на музыку, Cocoon противопоставляет распространяемое во все стороны хорошо спланированное произведение искусства.
Фэта часто критиковали за то, что он слишком сильно вмешивается в развитие событий. Но он, в отличие от большинства известных техно-диджеев, никогда и не помышлял прятаться за музыкой. Как раз наоборот: он один из тех немногих диджеев, которые становились центром развития событий. Его поклонники ценят его музыкальное чутье, харизматичность, нарциссизм и энергию. Будучи настоящим шаманом, он, однако, не несет в себе никакой угрозы. Скорее он пропагандирует общение, коммуникацию, контакт и обмен. И все эти качества он вполне себе осуществляет, будучи посредником между техно-культурой и обществом, используя для этих целей Cocoon. Надо сказать, что у Свена Фэта нечто подобное уже было – в девяностых он пропагандировал новую культуру через клуб Omen и лейблы Harthouse, Recycle Or Die и Eye Q. Cocoon же это нечто особенное. Идея Cocoon пришла Свену в голову еще в 1992 году, после просмотра представления каталонского театра La Fura Dels Baus в берлинском Tempodrom. "В их шоу шла речь о метаморфозах, о перерождении", - рассказывает он. "Под потолком висели коконы, из которых впоследствии появлялись люди. Я тогда подумал "Ведь это похоже на твою собственную жизнь, твое отношение к принятию решений, то, как вы отвечаете на те вызовы, что преподносит вам жизнь. Да к тому же это прекрасное имя".

БУКИНГ АГЕНТСТВО
По сравнению с изощренностью клуба офис Cocoon расположенный на франкфуртском Норденштрассе, выглядит очень простым и без изысков. В нем царит несколько расслабленный дух. В небольших, кое-как заставленных мебелью и обитых древесными обоями и ПВХ-плитами работают втроем, кокуновский же диджей Крис Титьен (Chris Tietjen) работает на кухне. Постеры как бы говорят о том, чем здесь занимаются. У клуба есть свой собственный офис, расположенный этажом ниже, в бывшем помещении рок-группы Bohse Onkelz. Наиболее представительно обставлена комната Талиды Вегенерс. Она руководит Cocoon, а с начала девяностых отвечает за букинг самого Свена Фэта. По стенам развешаны золотые диски альбомов Свена Фэта, а у него самого здесь стоит его собственный стол. Остальные двенадцать сотрудников заботятся о букинге, пиаре, цифровом маркетинге, всевозможных мероприятиях, спонсорстве, учете и контроле.

В Cocoon с одной стороны работают люди, которые долгое время работали и тусовались вместе, с другой стороны здесь работают много молодежи, у которых есть дипломы о специальном образовании. В беседе с работниками Cocoon никогда не услышишь нотки безразличия – всегда одно сплошное воодушевление. "Моя команда", - рассказывает Свен Фэт, "помогает мне в том, чтобы у меня было время для работы в студии, чтобы я мог ездить в турне по миру, чтобы я мог каждую неделю отслушивать пластинки, чтобы у меня было время для своей семьи. Мне кажется, что видение Cocoon настолько широко, что каждый из нас может жить, сохраняя свою личную идентичность. И в этом я вижу свое качество: находить людей, у которых есть свои цели. Это имеет нечто общее со способностью хвалить и сопереживать. Это мне от мамы досталось: я могу давать любовь, потому что я ее получаю".

ПРОФЕССИОНАЛИЗМ КАК ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ
Порой Cocoon многих раздражают на техно-сцене своим профессионализмом. Среди таких "знатоков" вряд ли кто-то осведомлен о происходящем, рассказывает Вегенер. Cocoon в большей мере полагаются на контракты. В клубной индустрии действительно возникают трения между теми, кто организует вечеринки в качестве хобби и теми, кто работают на долгосрочную перспективу и стремятся постоянно зарабатывать деньги, чтобы финансировать дорогостоящие проекты и создавать потенциал для дальнейшего развития. Профессионализм Cocoon является следствием собственного финансового краха в прошлом: на первых кокуновских мероприятиях в 1996 году Свен Фэт потерял много денег. На Ибицы были года, в течение которых вечеринки были глубоко убыточными. Да и сам лейбл со своими дорогостоящими продуктами, нацелен на довольно узкий рынок.
Помимо этого трения часто возникают и в разговорах между звездами и менее известными артистами подписанных на кокуновский букинг: то Cocoon упрекают в том, что звезд они задействуют в роли тягловых лошадей, вытаскивающих менее известных, то напротив, что тех задвигают на задний план. "Мы никого не шантажируем", - поясняет Вегенер. "Невозможно так, чтобы Крис Титьен и Свен Фэт имели одинаковый букинг, хотя когда Крис попал в наш букинг, дела у него пошли явно лучше". Паули Стейнбах (Pauli Steinbach), руководитель лейбла Cocoon Recordings, добавляет: "Это не означает, что никто не сможет быть лучше Фэта. Это большая глупость так думать. Мы радуемся тому, когда у диджеев много дат, когда они получают нормальные гонорары. Свен верит в людей, которых он приводит с собой. Большое будущее у нашей молодежи – Рареша (Raresh) и Криса Титьена. Мы в этом убеждены".

ВЕЧЕРИНКИ НА ИБИЦЕ
Международный успех Cocoon начался с Ибицы. Именно там в восьмидесятых свой художественный горизонт расширил Свен Фэт. "Ибица на меня сильно повлияла", - рассказывает он. "Это все равно, что занавес подняли. Welcome To The Pleasure Dome. Меня словно околдовали. И с тех пор я мечтал, когда-нибудь устроить на Ибице собственные вечеринки". Йоханнес Голлер, менеджер кокуновских вечеринок на Ибице и вечный спутник Фэта в его мировых турах добавляет: "Успех Свена всегда был связан с Ибицей, для его эксцентрики Ибица это полноценная платформа. На Ибице сложилась собственная энергия – через эту землю прошли и финикийцы, и мавры, а в течение семидесятых здесь правили хиппи. Это место, находящееся между Европой и Азией пиратам служило вроде базы. Все они оставили следы своего пребывания на острове". В восьмидесятых электронная танцевальная музыка проникла на остров, а в девяностых английские промоутеры почти полностью завоевали остров. Звуком тогда правили популярные диджеи, вроде Джад Джулса (Judge Jules) и Пола Окенфольда (Paul Oakenfold). В 1999 году первые кокуновские вечеринки прошли на острове. В самом начале они считались кем-то вроде экзотических аутсайдеров. Как-то даже работники клуба Amnesia даже жаловались на Рикардо Виллалобоса (Ricardo Villalobos), поскольку, как они считали, его музыка слишком медленна, чтобы с должной скоростью раскупались напитки. Однако в последующие семь лет кокуновские вечеринки сильно перекроили клубную сцену острова.

"Так получилось что эти вечеринки стали флагманом Cocoon во всем мире", - отмечает Паули Штейнбах. "Эти вечеринки проходят даже в Японии и Южной Америке". И пока многочисленные немецкие лейблы и активисты концентрировались на создании и распространении музыки, Cocoon напротив, менял мнение о "немецком клубном звучании", показывая, что крупные и веселые праздники присущи и немцам. Таким образом, испанцы влюбились в предложенную модель досуга, потом подтянулись итальянские промоутеры, сделавшие ставку именно на это звучание. В Англии это звучание поселилось в таких клубах как Fabric или The End. "Ибица стал своего рода мостом в Лондон", - говорит британский диджей Крис Дукенфильд. "Лондонцам все меньше нравилось происходящее в клубах Ибицы, и когда они попадали на вечеринки Cocoon или DC10, то их это сильно воодушевляло. Естественно, все свои переживания люди впоследствии забирали с собой домой".
Фактически все девяностые разрабатывался формат кокуновских вечеринок. С 1998 года и вплоть до открытия одноименного клуба во Франкфурте в 2004 году, Cocoon ежемесячно устраивал вечеринки во франкфуртском клубе U60311. Сейчас собственные сцены Cocoon имеет на известных немецких фестивалях Nature One и Sonne Mond Sterne, а кокуновские диджеи являются резидентами в клубах Мадрида и Лондона. В Южной Америке вообще наблюдается своеобразный культ Cocoon. "Там мы очень популярны – стоит поместить словом Cocoon на плакате, как успех вечеринке гарантирован", - рассказывает Йоханесс Голлер. "Италия для нас один из самых важных рынков. Они там тусуют словно в последний раз". "Вообще южная Европа нам покорилась. Раньше там танцевали только под гэрридж какой-нибудь. А теперь пришло новое поколение, которым сейчас чуть за двадцать". Следующим логичным шагом было бы проведение собственного, большого фестиваля – уже идет осмотр соответствующей местности в различных европейских странах. А пока все идеи с фестивалями обкатываются на мини-фестивале "Green & Blue", который ежегодно проводится в родном для Свена городе Обертсхаузене, неподалеку от Франкфурта. Фестиваль проходит в течение дня, под сенью больших и старых деревьев, и при наличии нескольких плавательных бассейнов - все это способствует созданию собственной атмосфере.

ЛЕЙБЛ
Наряду с букингом, всевозможными мероприятиями и клубом Cocoon Recordings – еще одна важнейшая составная часть сети Cocoon. Паули Штейнбах управляет этим лейблом с момента его основания. В Omen он был диджеем, а на лейблах Harthouse и Eye Q отвечал за репертуар. Первоначально Cocoon Recordings был лейблом на котором должны были выходить миксы под вечеринки на Ибице и "алфавитные" компиляции. В общем-то компиляции эти прежде всего отражают личный вкус самого Фэта. "В декабре или январе мы со Свеном садимся и задаемся вопросом: "Кто может для нас сделать эксклюзивные потенциальные хиты?", - поясняет Паули работу над компиляциями. "Когда мы обращаемся с таким вопросом к музыкантам, то еще ни разу не получали отказа – скорее наоборот, треки, которые нам дают могут нам не понравиться. Таким образом у нас сложился определенный музыкальный вкус".

Однако лейбл не стал полагаться только на компиляции: музыка, которую записывали приближенные к лейблу диджеи должна была найти выход к своему слушателю, и со временем из лейбла решили сделать из него полноценную звукозаписывающую платформу. После выхода альбомов Фрэнка Лорбера (Frank Lorber) и Яцека Синкевича (Jacek Sienkiewicz) лейбл понял, какой звук они пропагандируют: это звучание новых рейвов, идеально подходящее под большие, увлекательные вечеринки, своего рода усовершенствованное минимал-звучание. "Я выбирал артистов, которых можно назвать самобытными: Яцек Синкевич, Pig & Dan, Гай Гербер (Guy Gerber), Дэвид Кей (David K) и Loco Dice", - рассказывает Свен Фэт. "Тот же Гай Гербер – его звучание совершенно противоположно звучанию минимала. Даже не то, чтобы минималу, а даже и техно-музыке. У него очень хорошо получается создавать теплое звучание хаус-музыки".

ДУШЕВНЫЕ СИЛЫ УЧАСТНИКОВ
Визуальное преподнесение во всех продуктах Cocoon играет одну из главных ролей. Много усилий тратится на разработку графического изображения, в работе охотно используются различные материалы, используют специальный картон, особые цвета и лаки. Для винилового бокса "F" был специально использован новый цвет. За дизайн и оформление отвечает Оле Шульт: "Что меня всегда привлекало в работе над оформлением Cocoon, так это то, что не стоит делать так очевидно, как это происходило с техно-музыкой в девяностые. Мы не пытаемся что-то украсить, мы хотим выразить нечто. Это эмоциональный процесс, который и вызывает много споров. И потом, в каждой работе мы стремимся задействовать душевные силы всех участников процесса. И вот когда возникают такого рода трения, тогда-то и получаются наиболее выдающиеся работы". Самые роскошные работы синхронизируются с графическим оформлением фэтовских пятничных вечеринок "Organics Electronics". Тематика оформления крутится вокруг таких тем, как Давление, Напряжение и Подлинность. Последний день рождения Свена Фэта, поздравительный торт, костюмы танцовщиц, цветы, оформление всего клуба оформлялись в духе заявленной им темы "ДНК". Оформление сингла Энтони Ротера (Anthony Rother) и Свена Фэта "Komm" было сделано из детских рисунков, которые нарисовали дети из школьного класса мамы Шульте.

КЛУБ
Чуть в стороне от танцполов находится ресторан "Silk". Группки людей сидят или лежат на светлых кожанных скамейках, причем само помещение очень грамотно подсвечено и филигранные перегородки больше всего напоминают какой-то тропический ландшафт. Здесь воплощен принцип коллективного пиршества, пришедшая из общности вечеринок и больше всего напоминающая знаменитые римские пиры или китайские банкеты, только в электронной музыке. Причем роскошь и элегантность не давят на уют и доброкачественность.
Тем временем неподалеку потихоньку заполняется главный танцпол. По массам волнами прокатывается редуцированное хаус-звучание Гай Гербера (Guy Gerber). Танцпол, этакий органический овал, несмотря на величину помещения, остается обозримым. Пространство между барами настолько хорошо продумано, что все воспринимается единым целым. Да и публика за то время что существует клуб, обрела какой-то собственный дресс-код – этакий шик среднего уровня, причем довольно элегантный и не крикливый.
В отличие от тех же берлинских клубов, где люди все как один носят узкие, черные джинсы и соблюдают между собой некую дистанцию, здесь люди все-таки не в пример открытее. Они воспринимают моду как способ показать что-то свое, уникальное, при этом сохраняя едва уловимый, дурашливый стиль. "Вообще, когда мы только-только открыли клуб, то понадобилось какое-то время, чтобы люди смогли расслабиться", - объясняет Фэт. "но по сравнению с тем, что творилось в Omen и U60311 здесь конечно сильный прорыв наблюдается".

ПОВЗРОСЛЕВШАЯ рейв-СЦЕНА
Фэт, вместе с группой посетителей проходят мимо баров в VIP. Здесь люди сидят на диванах перед столиками, на которых стоят ведерки с шампанским. Сам владелец говорит, что эта область появилась во многом благодаря тому, что аудитория рейверов несколько повзрослела. Это подходит не для всех клубов – к примеру, в противоположность Cocoon действует другой франкфуртский клуб Robert Johnson, который рассчитан на вовлеченную в клубное движение публику, для которых музыка важнее всего. Cocoon же хочет развивать техно-культуру в той социальной среде, которая уже выросла из рейвов и которым не так уж и хочется с головой бросаться в танцевальный угар. После Локо Дайса в диджейской, напоминающей по форме кокон, с сияющей улыбкой появляется Свен Фэт. Сегодня на тусовке присутствуют или его близкие друзья, или люди имеющие какое-то отношение к Cocoon, вроде Романа Флюгеля или того же Гай Гербера. Не каждый диджей любит эту дистанцию с публикой, каковая наблюдается в этом клубе. "Я люблю тусоваться в каких-то грязных местах, но постоянно так делать я не могу – от этого просто можно устать", - рассказывает Фэт. Cocoon сосредотачивает в своих руках все нити электронной музыки и продолжает их развитие в других областях культуры - танцах и всевозможных перформансах, в архитектуре и даже в кулинарии. При этом ничего не берется из воздуха – все планомерно развивается из музыкальных аспектов и клубной культуры. Повсеместно проявляется присущие электронной музыке трения: между органическим и физическим с одной стороны и современном и техническом с другой. "Я отражал каждую музыкальную фазу в стиле и прическе", - подчеркивает Фэт. "Поначалу все это носило некий бунтарский характер. На сегодняшний день я хочу и дальше оставаться в этом направлении пионером. Cocoon являет собой место некоей защищенности, но одновременно с этим здесь ты волен производить эксперименты. А такое можно осуществлять только в таком месте, где ты чувствуешь себя комфортно. Вот именно это я и хотел испытать".

САМОЕ ПЛОХОЕ – ЭТО СРЕДНИЙ УРОВЕНЬ
Что поражает больше всего, так это то, что Свен Фэт чуть ли не единственный диджей в мире, у которого есть собственный клуб. Кажется, только в Лондоне было нечто подобное - когда бывший участник группы Shamen, популярный диджей Mr. C долгое время владел клубом The End, который закрылся несколько лет тому назад. Свена Фэта можно воспринимать как своего рода кинорежиссера, который постоянно снимает свой собственный фильм. "Я по натуре пионер, к тому же истинный немец", - говорит он. "Я хочу создавать, а самое плохое для меня, что можно создать - это создать что-то среднее. Если бы у меня это не получилось это создать, то я бы бросил все, взял бы рюкзак и пошел бы открывать для себя мир. И этого не случилось, потому что с Cocoon у меня все получилось". Коммерческий директор клуба Талида Вегенер добавляет: "Мы работаем в развлекательном бизнесе. И то, что мы делаем – этим мы делаем людей счастливыми".

Автор: Алексис Вальтц
Перевод: technoid



При использовании материала с сайта ссылка обязательна!
Copyright © 2005-2010 oXidant  | Дизайн Евгений Мулдашев

Рейтинг@Mail.ru Рейтинг клубных сайтов