Paradise Garage


 Новости

Главная :: Ночные клубы :: Paradise Garage


Paradise Garage

Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage
Фото Paradise Garage

Этот клуб не так известен, как Studio 54, но заслуживает не меньшего внимания! Он зародился в эпоху буйства диско-музыки и закончил свое существование на заре становления хаус-музыки. Клуб был знаменит своим ди-джеем резидентом Лари Леваном и фантастической атмосферой внутри. Читайте о Paradise Garage в нашей очередной статье…

Представьте себе оазис посреди выжженной пустыни. Пустыня - это огромный город Нью-Йорк, который наполнен злом, насилием и нетерпимостью, а оазис - это место, где все были друг другу братья и сестры, ди-джей был для них воплощением всего самого лучшего, что было на планете, а музыка являлась той самой материей, которая объединяла всех воедино. Клуб Paradise Garage являлся эпицентром всего самого передового и модного на протяжении целого десятилетия (что, по меркам клубной индустрии, является огромным сроком). «Как только вы попадали в клуб», - рассказывает Дэнни Тенаглия (Danny Tenaglia), знаменитейший американский ди-джей, для которого походы в Paradise Garage были сродни посещению церкви, - «вы сразу чувствовали нечто особенное. Такая атмосфера присутствовала только в этом клубе. Вы понимали, что кругом действительно ваши братья и сестры, которые находятся с вами на одном уровне понимания музыки. Такого я больше нигде не встречал!» Владельцам клуба полностью удалось создать особую атмосферу, атмосферу некоего братства, истинной любви, дружбы. Причем создавалось все это в нелегкие для американской экономики (да и для гей-сцены тоже) времена. В те времена несколько десятков тысяч жителей Нью-Йорка жили на улицах, процветала уличная преступность, и царила тотальная депрессия. А Paradise Garage являлся чем-то вроде единственного места спасения, где были самые добрые и позитивно настроенные люди, где играла самая лучшая музыка на свете (как казалось посетителям этого заведения) и все чудилось каким-то действительно райским.

Paradise Garage просуществовал ровно десять лет: с 1977 по 1987 год, и заложил основы современной клубной культуры, начиная от устройства и оформления клуба и заканчивая легендарной саунд-системой и легендарнейшим ди-джеем. Многие элементы, которые присутствовали в клубе, были потом тщательнейшим образом скопированы другими ди-джеями и промоутерами, но скопировать атмосферу так и не получилось. Дело дошло даже до того, что именем клуба было даже названо одно из ответвлений хаус-музыки – «гараж».

Для всех нью-йоркских ди-джеев, кому сейчас за сорок как клуб, так и сам ди-джей-резидент являлись, как было сказано выше, чем-то сродни церкви и проповедника в ней. Тут стоит упомянуть про Джуниора Васкеза (Junior Vasquez), который всю свою жизнь пытается возродить закрывшийся клуб в надежде донести до людей то, что Paradise Garage был самым лучшим клубом в мире, а Ларри Леван (Larry Levan) был самым лучшим ди-джеем. «Я просто-напросто идеализировал Ларри», - говорил Васкез в одном из своих интервью. - «Он был самым лучшим. Он умел создавать атмосферу. Я не знаю ди-джеев круче него». Позднее, клуб Sound Factory, в открытии которого Васкез принимал самое непосредственное участие, напоминал Paradise Garage (над входом в Sound Factory даже была помещена вывеска Paradise Garage), а знаменитые нью-йоркские хаус-вечеринки “Body & Soul”, которые организовывали Дэнни Кривит (Danny Krivit) и Франсуа Кеворкян (Francois K) создавались под сильным впечатлением от выступлений Левана.

Что это был за человек такой, Лари Леван? Что он вытворял такое с помощью пульта и нескольких проигрывателей? Что заставляло видавших всякое американских ди-джеев преклоняться перед ним?! Почему Тенаглия называет Левана «Джимми Хендриксом танцевальной музыки»?

Судьба этого темнокожего американца достаточно трагична. Прожил он очень мало, всего 38 лет. Родился в 1957 году в Бруклине, и вместе со своим другом детства Фрэнки Наклзом (Frankie Knuckles) подолгу застревал в музыкальных магазинах, устраивал вечеринки, которые всегда пользовались популярностью и успехом. Леван всю свою жизнь провел в клубах, радуя посетителей самой интересной и веселой музыкой. По словам современников, он всегда мог создать настроение в клубе, наполнить клуб какими-то очень приятными вибрациями. Он всегда работал в гей-клубах, где тусовались темнокожие геи. Это очень легко объясняется. Именно в гей-клубах США было наиболее интересно, именно там отдыхали наиболее творческие натуры, здесь не чувствовалась железная пята американского шоу-бизнеса, здесь царила свобода, равенство и братство.

Paradise Garage открыл свои двери осенью 1977 года серией «строительных вечеринок». В еще недостроенном клубе проходили танцы, существовал бар с бесплатным алкоголем, и именно с этих вечеринок и клуб, и сам Леван стали становиться заметнее и популярнее. Леван, по словам современников, не был технически одаренным ди-джеем (каким, к примеру, являлся Уолтер Гиббонс), он плохо сводил две пластинки воедино, и мог резко обрывать звучащий трек и ставить что-то новое. Техническая сторона дела его совершенно не волновала и не привлекала. Он брал другим. Он брал своими ощущениями, он был смелым ди-джеем, который подбирал пластинки только по одному ему известному принципу. Его выступления напоминали Ниагарский водопад, так все было непредсказуемо и захватывало дух. В этом ему помогал многолетний опыт работы в ночных клубах. Он начинал работать еще в начале 70-х в Gallery. Его выступления, по отзывам очевидцев, всегда являлись примером талантливой импровизации, всегда проходили на таком высочайшем эмоциональном уровне, что захватывало дух. Леван знал, что главное в этой индустрии – это сделать так, чтобы каждую неделю новая вечеринка являлась чем-то уникальным и особенным. Дэвид Моралес (David Morales), чья карьера начиналась именно в Paradise Garage, говорил, что Леван мог делать все что угодно, и по тому, какую музыку он ставил, можно было понять, в каком он находится настроении. «Он мог семь часов играть какую-то беспросветную муть, которая, тем не менее, не выгоняла вас из клуба, но в самом конце подарить вам минут пятнадцать такой музыки, таких ощущений, что вы прощали ему все и понимали, что ради этих пятнадцати минут и стоит жить. Я не знаю больше ни одного ди-джея такого уровня».

Для Левана Paradise Garage являлся самым настоящим домом. Когда не было вечеринок, Леван спал, употреблял наркотики (он был самым настоящим наркоманом, по отзывам все тех же очевидцев), катался на роликах по пустому танцполу или слушал музыку. По пятницам и субботам все было по-другому: клуб наполнялся народом, его ди-джейская так же наполнялась самыми близкими его друзьями, и начиналось веселье. Ди-джейская Левана являлась чем-то вроде еще одного клуба в клубе. Там царила своя атмосфера, веселье и танцы. Ди-джейская была очень большой и просторной. Как вспоминал позднее Бой Джордж в своей автобиографии, когда он попал в ди-джейскую Левана, то удивился огромному количеству наркотиков, которые были повсюду. Именно там, если верить словам Джорджа, он попробовал впервые в своей жизни кокаин.

Может сложиться впечатление, что Paradise Garage был сборищем альтруистов от музыки, но это было бы не совсем верно. Леван (вместе с хозяевами клуба) умело делал деньги на прибыльном своем детище, всегда держал нос по ветру, дружил с самыми передовыми радио-ди-джеями Нью-Йорка и тем самым создавал моду на ту или иную пластинку.

Очень показателен пример с музыкальным магазинчиком, который существовал совсем рядом с клубом, и где продавалась самая передовая музыка, которая звучала именно в этом клубе. «Это было нечто фантастическое! Мы продавали по шестьдесят копий за час тех пластинок, которые отыграл Леван прошлой ночью. И самый пик продаж приходился на 10-11 часов утра», - рассказывал позднее один из владельцев магазина.

Именно в этом клубе появилась та самая форма музыкального жанра, которая сейчас носит название “garage”. Поскольку клуб появился на свет в самый разгар диско-истерии, то ди-джеи, бывшие, прежде всего, завзятыми меломанами, стремились не идти на поводу у масс, а постоянно смешивали совершенно разные стили и направления. Во время своих выступлений Леван мог играть диско, подмешивать электронные звуки, ставить рок-песни, даже песни, под которые вполне можно было танцевать медленные танцы, рэп, соул, фанк, госпел, - и все это создавало именно то, что потом стало называться просто «гаражом». В нашей стране такая музыка популярностью никогда не пользовались, и вряд ли когда станет популярной.
Леван был совершенно свободен в выборе музыки. Никто не мог догадаться, что за пластинка будет играть следующей. К примеру, песня “Walking On Thin Ice” Йоко Оно одно время была самым настоящим гимном клуба, и черные парни с удовольствием танцевали под эту песню. «Если бы вы посмотрели на мою музыкальную коллекцию, то сначала бы решили, что это коллекция четырех совершенно разных диск-жокеев, потому что у меня в коллекции есть любая музыка. Мне интересно все!», - говорил как-то Леван.

Но ничто не вечно, и даже такое культовое место как Paradise Garage вынужден был закрыть свои двери. Это произошло 26 сентября 1987 года, и, как говорят знающие люди, это случилось из-за неграмотных спекуляций на рынке недвижимости. За те два дня, пока длилась в режиме нон-стоп последняя вечеринка клуба, через танцпол клуба прошли более 14 тысяч человек. Американская клубная культура потеряла один из самых ярких своих клубов.

Хотя, другой стороны, к этому все и шло – Леван в последний год жизни клуба очень сильно пристрастился к наркотикам и с каждым днем употреблял их все больше и больше. Тусовка обитавшая в Paradise Garage серьезно «подсела» на героин, а Леван был одним из самых ярых наркоманов в тусовке. После того, как закрылся его дом, Paradise Garage, он словно потерял жажду жизни и начал очень быстро скатываться вниз. Он стал продавать свою уникальную коллекцию пластинок (согласитесь, для человека, который живет музыкой, это просто кощунство!), его друзья ди-джеи пробовали лечить его от зависимости, но все было бесполезно.

В 1992 году, в Лондоне, Джастин Беркман (Justin Berkman), который жил в 80-е в Нью-Йорке и занимался поставками вина в Англию, открыл клуб, который, по его задумке, должен был стать продолжением Paradise Garage. На открытие клуба, получившего название Ministry Of Sound, был приглашен сам Ларри Леван. “Мы хотели привезти его на три дня. Он приехал на восемь дней позже назначенного срока, без пластинок и оставался у нас еще три месяца. Я спросил его: «Ларри, где твои пластинки?» - «У меня не осталось больше ни одной пластинки», - ответил он. Но даже с теми пластинками, которые мы ему дали, он отыгрывал замечательнейшие сеты», вспоминает Беркман.

История клуба Paradise Garage закончилась смертью Левана 8 ноября 1992 года. После того как Леван вместе с Кеворкяном съездили в тур в Японию, где Леван, по словам Франсуа играл соул, фанк, и другую замечательную американскую музыку. «Он наверное знал, что скоро умрет, потому что через те пластинки которые он ставил, сквозил подтекст, что все в нашей жизни временно и относительно, что жизнь пролетает очень быстро и что каждый оставляет что-то после себя», - вспоминал впоследствии Кеворкян.
Каждый год, в Нью-Йорке, в день рождения Ларри Левана, проходит вечеринка, которую лучше всего назвать праздником жизни. Ведь жизнь несмотря ни на что продолжается!



При использовании материала с сайта ссылка обязательна!
Copyright © 2005-2010 oXidant  | Дизайн Евгений Мулдашев

Рейтинг@Mail.ru Рейтинг клубных сайтов