Uwe Schmidt


 Новости


Uwe Schmidt

Фото Uwe Schmidt
Фото Uwe Schmidt

Если бы существовал рейтинг КПД музыкантов, то, наверняка, Уве Шмит (Uwe Schmidt) занимал бы его верхнюю строчку. Под множеством псевдонимов – Atom Heart, Coeur Atomique, Atomu Schinzo, Lassigue Bendthaus, Senor Coconut – скрывается невероятное количество релизов: так, с дебюта в 1991 г. до выпуска пластинки Render под именем Lassique Bendthaus в 1994 г. вышло не менее 85 релизов.
Уве Шмит – мульти-инструменталист, электронный композитор, графический дизайнер – большую часть творческой жизни посвятил музыкальным экспериментам, сочетая эмбиент, хаус, техно, электро, лаунж, поп, Джаз и так называемую «конкретную музыку» (concrete music - музыка, создаваемая путем записи природных звуков, подвергнутых различным акустическим преобразованиям). Объединяющий многие музыкальные жанры, его стиль в целом можно охарактеризовать как экспериментальная электроника, направленная, как он заявил в интервью интернет-журналу Вайтл (Vital), на продвижение музыкальных технологий в цифровую эру. «70-е и 80-е были аналоговыми, - говорит Шмит, - 90-е – цифровые», и вполне вероятно, что технические и концептуальные инструменты, порожденные технологическим прорывом, повлекут параллельные сдвиги в эстетике.

Одним из таких параллельных сдвигов стало, безусловно, появление так называемой «диванной музыки» («armchair music») или, как ее стали называть на лондонском лейбле Варп (Warp), «интелиджент» («intelligent», IDM) – интелиджент техно, интелиджент джангл и т.д. – рассчитанной на домашнее прослушивание, а никак ни на танцпол. Имена Autechre, Black Dog, Aphex Twin, B12, Ken Ishii, David Morley, Stasis, As One стали все больше относить к «интеллектуальной» музыке, а сам термин «интелиджент» стали критиковать за своего рода националистический и расистский подтекст: если Photek – интелиджент (интеллектуальный) джангл, значит ли это, что Lemon D и Dream Team – «тупой» джангл? Что бы вы не думали по поводу всех этих семантических тонкостей, факт остается фактом: общая тенденция такова, что люди уходят с танцпола слушать музыку дома. Усложняется звуковая гамма, все чаще применяются резкие, не сочетающиеся звуки и эффекты, сбитые линии и т.д., но все же на основе уже сложившейся на танцполе стилевой базе.
И хотя культурный прорыв произошел, призыв к новому экспериментализму под лозунгом интелиджента и экпериментального электро был услышан лишь немногими музыкантами, которых сегодня мы называем гуру, в то время как остальные перевозбужденные «техно-звезды» купались в аплодисментах, дарованных определенно «не-интеллектуальной» или, по крайней мере, безграмотной публикой. И как результат: истинные новаторы, композиторы и музыканты, направляющие электронную музыку в концептуально новую и интересную с эстетической точки зрения сферу, были проигнорированы, отброшены за кулисы современной электронной сцены, преданы забвению. Речь идет о Терре Тэмлитц (Terre Thaemlitz), Джеймсе Бернарде (James Bernard) и… Уве Шмите, – каждый из которых оставил свой ярко выраженный индивидуальный след на пути, кишащем заурядными исполнителями.

Уве Шмит начал свою музыкальную карьеру в середине 80-х барабанщиком, и вскоре сменил акустическую установку на драм-машину. Вдохновленный эйсид-хаусом, он начал писать треки для танцпола и дебютировал в 1991 г. с треком «Whitehouse». С последующими релизами на лейблах Cyclotron, POD Communications и Rising High зародился франкфуртский транс. Типичным примером нового саунда с вибрирующими линиями 303-го, непривычными синкопами и мрачными, вязкими искусственными эхо можно считать «Mihon», вышедший в 1992 г. «Ambience 137» - результат совместной работы с Паскалем ФЕОСом (Pascal F.E.O.S.). Этот трек является примером более «светлого» и попсового транса, который позднее перерастет в новое течение и на протяжении всех 90-х займет твердую позицию в немецких поп-чартах.
Но те, кто глубоко вслушивались в музыку Уве Шмита, всегда могли уловить эксперементальную изюминку как в плане акустической фактуры, так и в отношении замысла композитора. Даже в очевидно коммерческом треке «Ambience 137» всплывают новаторские инстинкты Уве Шмита, который превратил фоновый рисунок композиции в площадку для диких синтетических игр.
Шли 90-е и постепенно Шмит потерял интерес к трансу. Вскоре он пустился в еще большие эксперименты. Уве участвует в совместном с Питом Нэмлуком (Pete Namlook) проекте Millenium на лейбле POD Communications и ведет собственный проект Subsequence на лейбле Нэмлука Fax, изучая все прелести эмбиент-техно и оставляя здесь свои яркие следы.
Одновременно Шмит выступает как индастриал-музыкант под псевдонимом Lassigue Bendthaus. Альбомы Matter (1991) и Cloned (1992) – это интеллектуальные путешествия по новаторским мирам Шмита с привкусом его раннего звучания, когда он издавался на кассетном лейбле NHG Medien.
К 1995 г. неунывающий креативный дух Шмита привел его к созданию своего собственного лейбла – Rather Interesting. Один из первых релизов – Dots (1995) – вариации на тему Music for Airports от Eno. Другой релиз – Very Synthetic Virtual Noise (1995) – гремучая смесь из эмбиента, танцевального техно, авангардного экспериментализма и дикой сэмпладелики.
Шмит продолжал записываться на множестве лейблов: Delirium, KK, Rephlex и др. под всевозможными псевдонимами. Совместный проект с продюсером-ветераном Биллом Лэсвеллом (Bill Laswell) и японским музыкантом Тетсу Ино (Tetso Inoe) был тепло принят публикой, но несмотря на усиливающуюся реакцию на труды Шмита, ему становилось скучно и Уве искал новую волну вдохновения.
И вот Шмит покидает Германию и в 1997 г. переезжает в Южную Америку. Незамедлительно последовала реакция: латиноамериканское звучание в новом проекте Senor Coconut (1997). С тех пор он успешно выпускается, главным образом, в Японии, где по-прежнему продолжает музицировать вместе с Тетсу Ино под именем Datacide. Большинство работ Уве Шмита этого периода вышли на лейбле Харуоми Хасоно (Haruomi Hasono) Daisy World, а также на лэйбле Това Тэи (Towa Tei) Akashik Records, включая второй альбом Senor Coconut - El Grand Baile (1998).
1999 г. начался серией оригинальных кавер-версий The Beatles, The Rolling Stones, Bowie и Prince, записанных под именем Lassigue Bendthaus. В 2003 г. они вошли в альбом Fiesta Songs. Это еще раз подтвердило, что Уве Шмит всегда следовал собственным инстинктам, а не традиционным представлениям о том, что такое электронная музыка и какой она должна быть.

Интервью Senor Coconut Entertainment Today.

Фанаты танцевальной музыки были шокированы нелепым, но манящим звучанием классики Kraftwerk, такой как “Trans-Europe Express,” “Showroom Dummies” and “Autobahn”, в формате камбий, меренг и ча-ча-ча (камбия, меренга, ча-ча-ча – стили латино). В этот раз нарушителем спокойствия стал некий Senor Coconut не откуда-нибудь, а из Сантьяго, Чили. Оказывается, Coconut – это последний псевдоним того самого Уве Шмита, пионера немецкой электроники (он же Атом Харт), который сделал для техно больше, чем кто-либо со времен Afrika Bambaataa. Альбом El Baile Aleman (Немецкий танец) был выпущен в США в конце прошлого года на Emperor Norton, который просто переиздал дебютный диск Coconut - El Grande Baile (Большой танец). Из далекого и душного Сантьяго Шмит / Харт / Coconut рассказывает концепцию своего нового проекта.

Entertainment Today: Давайте вспомним Франкфурт: как получилось, что вы начали заниматься музыкой?
Senor Coconut: Я купил барабанную установку, когда мне было 15. Но мне захотелось делать более завершенную музыку, поэтому я продал набор инструментов и купил драм-машину, поскольку это было более выгодно. Затем я взял на время синтезатор и четырехдорожечную машину. Мое первое выступление на сцене состоялось в 1985 году во Франкфурте на разогреве у Meat Beat Manifesto.
ET: Что заставило вас покинуть Германию, и почему именно Чили?
SC: Прежде всего, где-то в 1995 мне не очень хотелось жить в Германии, и я хотел изолировать себя от развития музыки в этой стране. В 1996 меня пригласили играть в Чили, а позже я решил переехать туда. Я жил в Коста-Рике полгода в 92, и мне очень понравился язык и вообще латинская культура.
ET: А электронная музыка была развита в Чили в то время?
SC: Нет. Когда я переехал сюда в 97, электронная сцена уже существовала 3 года и во многом напоминала то, что происходило во Франкфурте или Берлине в начале 90-х. Но мой переезд не имел ничего общего с поиском вдохновения на местной музыкальной сцене. Вовсе нет.
ET: То есть у Senor Coconut не было предшественников, никто прежде не брал меренгу и камбию и различные традиционные формы латинской музыки и не интерпретировал их, используя электронику и сэмплы?
SC: Нет, конечно нет. Не было никакой латинской электроники, никто не брал за основу латинские корни и влияния и не делал своей интерпретации, не создавал Новую латинскую музыку. На самом деле, прежде чем я переехал в Чили, я уже начал записывать первый альбом Senor Coconut (El Grande Baile).
ET: Этот альбом очень отличается от кавер-версий Kraftwerk.
SC: Совершенно верно. Этот альбом записан как бы наоборот. На альбоме Kraftwerk я брал оригинальный электронный звук и симулировал акустический. В конце концов, все было программируемым звуком, но звучало в известной степени как живой звук. На первом альбоме Senor Coconut я брал рисунки из акустики и перерисовывал их синтетическими нотами. Звучит абсолютно по-иному и очень электронно. Альбом инструментальный, в то время я не думал работать с вокалом.
ET: Откуда пришла такая идея: переделать работы Kraftwerk в латинском стиле?
SC: За год до переезда в Чили я работал над другим кавер-альбомом, Pop Artificelle, в котором были представлены электронные кавер-версии поп-классики, например, Jackson Brown, John Lennon и ABC. В моем трек-листе оставались кое-какие пробелы, поэтому я попросил знакомых посоветовать мне каких-нибудь хороших попсовых песен, и многие упомянули Kraftwerk. Понятно, что Kraftwerk выпадали из концепции. Делать искусственно звучащую кавер-версию Kraftwerk показалось мне бессмысленным, потому что они сами это уже сделали. Я никогда серьезно к этой идее не относился, но Kraftwerk прямо-таки застряли в моем подсознании как возможная «кавер-жертва». Однажды, когда я уже жил в Чили, я проснулся утром, напевая “Neon Lights” в ритме ча-ча-ча. Я осознал, что это неплохая концепция. С этого момента она стала расти и вскоре превратилась в альбом.
ET: Как вы думаете, что в музыке Kraftwerk позволяет ей стать объектом интерпретаций?
SC: В целом, Kraftwerk – это классические композиторы. Они вовсе не авангардные и не модерновые. Их сочинения были очень простыми поп-песенками, такими же простыми, как Шуман или Шубер. В определенном смысле это типичная немецкая простота, выраженная другими инструментами. И поняв, что это очень неплохие композиции, можно их выразить на каком угодно музыкальном языке. Работая с Kraftwerk, не нужно как-то особенно менять темп или нотный рисунок. Они сами по себе звучат, как ча-ча-ча или камбия или что там еще. Но положить композицию Depeche Mode, например, на меренгу не так просто.
ET: Насколько я понимаю, Ральф Хюттер (Ralf Hutter) и Флориан Шнайдер (Florian Schneider) из Kraftwerk слушали альбом El Baile Aleman, и он им понравился.
SC: Да. Мы немного общаемся с Флорианом, правда, не общаемся с Ральфом, но я знаю, что оба слушали, и им обоим понравилось – Флориану больше, чем Ральфу.
ET: Может, в будущем вы будете сотрудничать, вместе работать?
SC: Ох, не знаю… Я не очень-то хочу выпускать альбом раз в 25 лет или вроде того.

Путешествие на концерт Уве Шмит / Атом Харт (апрель 2000 г.)

Вы знаете, каким сумасшедшим можно быть, когда вы кого-то или что-то любите, можно много всего натворить, и это обязательно скажется на вашем кошельке, но, так или иначе, другой альтернативы нет! Такая же история произошла с концертом Атом Харт. Мы с Синисой (той самой, что так долго водила меня за нос, пока, наконец, не довела меня до истерики) проехали 220 км в Мюнхен, где проходило живое выступление Атом Харт, хотя денег у нас совсем не было.
Все началось с того, что я пытался убедить Сенису поехать, поскольку газеты молчали о приезде Атом Харт в «Ultraschall». И все же мне показалось вполне достаточным статьи в «Del haze entertainment News», чтобы убедиться, что Уве Шмит нас не надует. Хотя я до сих пор удивляюсь, почему об этом не сообщило НИ ОДНО немецкое СМИ, даже местные газеты! Итак, мы решились поехать: PK_lepa – очень хорошая подруга, красавица и фантастический фотограф, Ян - величайший кинематографист, Синиса и ваш покорный слуга.
Клуб находился в таком месте, которое можно было бы описать как раздолбанный вдребезги арсенал, весь в руинах такой. Картинка напоминает сюжеты из «Бешеного Макса». Кругом комнатенки для приватных танцев, и стойками для стриптиза - одна хуже другой. Наконец, в 11 вечера ровно (гребаные немцы, ой! баварцы, блин!) двери клуба открылись. Мы хотели присутствовать с самого открытия, поскольку не знали, когда Атом будет выступать (Синиса до конца еще не верила – такая вот она у меня). Внутри было как-то поуютнее, чем снаружи. Да что слезы лить, когда уже через год весь район с землей сровняют! Начала убого играть DJ Maria, звук паршивейший, то ли из-за акустики, то ли из-за аппаратуры. Короче, звук был, как они говорят, КАПУТ! Мы узнали, что скоро начнется концерт Уве, что он уже здесь, проводит саундчек в соседней комнате. Вскоре мы и сами его увидели в компании, направлявшейся к бару. Я подошел к нему узнать, сбудутся ли мои надежды о выпивке, интервью и фотографиях…

- Привет, Уве! Меня зовут Самуэль, я из Mother (интернет-проект), мы с друзьями хотели бы задать тебе пару вопросов.
- Идемте! – улыбнувшись, сказал он, заметив, что Acid Mary играет слишком громко для интервью, и пригласил в соседнюю комнату, где и должно было состояться выступление.

Помещение выглядело как уютный потайной коктейльный зал, пещера, задрапированная сверху донизу мохнатым зеленым ковром. Все было зеленым: и потолок, и стены, и колонны, как будто декоратору лень было достать другой материал. Вокруг было много удобных стульев и диванчиков, где можно было расслабиться, бар тоже был. Я спросил, можно ли, чтобы PK_lepa сделала несколько фотографий, он дал согласие, и мы начали. Уве присел, и я почувствовал, какой же он все-таки незакомплексованный и раскрепощенный. Я представлял его себе другим.
На мое предложение выпить как следует вместо концерта он ответил отказом: «Не-е-е, я хочу сам записать концерт и выпустить потом. И если это случится, и ты, колдырь, и ты, солнышко, тоже останетесь довольны, когда достанете этот концерт на компакте и ушами поймете, что это лучше выпивки. Этот концерт стоит того, чтобы его официально записать! Но только этот концерт!»
Коварная Pk_lepa начала ловко щелкать фотоаппаратом, никого не замечая. Уве спокойно реагирует, он очень мил и пытается всем нам угодить. Я ему поражаюсь. Не то чтобы я думал, что он недружелюбный, но все же… Он выглядит умиротворенным и в центре внимания.

ma_hovina: Вы член Mother?
Atom Heart: Нет, не хочу повлиять на остальных членов Mother!
mh: Или чтоб остальные оказали влияние на вас?
AH: И то, и другое. Я считаю, так лучше, когда другие делают свое дело без моего вмешательства.
mh: Так, может, взять псевдоним просто?
AH: Какая разница?
mh: Ваши американские фаны только и твердят последнее время о выступлении на фестивале Flanger в Канаде. Насколько мне известно, концерт отменили, потому что Ninja Tune запросили слишком много денег, да?
AH: Враки! Еще не известно, будем ли мы выступать, хотя, скорее всего, не будем, но дело не в жадности Ninja Tune. Похоже, что организаторы Джаз-фестиваля, в рамках которого мы должны были бы играть, не хотят оплатить перевозку музыкального оборудования. Вообще это в порядке вещей, когда устроители платят. Они оплачивают расходы других групп, но не нашей.
mh: Похоже, они не особо хотят вас видеть?
AH: Похоже на то :(
mh: Кстати о Flanger: Midnight Sound должны были записаться на KIFF SM…
AH: Мы сделали предложение Ninja Tune, я имею в виду ntone …
mh: А что, KIFF SM обанкротились?
AH: Да нет, хотели опять с ntone поработать…
mh: Да, но с сентября 1999…
AH: Хотели выпустить в мае 2000, но у Ninja Tune полно записей запланировано, поэтому решили в сентябре 1999.
mh: К вопросу о записях… На Rather Interesting выходит все меньше и меньше пластинок, как я посмотрю. Когда лэйбл только открылся…
AH: (смеется) Да-да, их было 18!
mh: Не совсем так. Когда вы начали в сентябре 94, вышло 3 пластинки за четыре месяца, в следующем году 9 и т.д., а в прошлом году только две!?
AH: Я пришел к выводу, что и с финансовой точки зрения, и с организационной не выгодно выпускать много пластинок, причем лимитированным тиражом в 1000 экземпляров.
mh: То есть в каждую пластинку вы вкладываете одинаковое количество труда вне зависимости от того, 500 ли это пластинок или вообще ни одной не вышло?
AH: Именно так!!!
mh: И все же, мне как довольно заинтересованному фану интересно, когда ждать следующий релиз на Rather Interesting?
AH: В ближайшие пару месяцев.
mh: Работа уже идет?
AH: Нет, но я планирую этим заняться.
mh: А что если записать выступление на Flanger на Rather Interesting?
AH: Не потерплю врагов на Rather Interesting!
mh: ??? (проехали…) А LB значит Lassique Bendthouse?
AH: Ага!
mh: Просто сокращение? Я почему спрашиваю: LB звучит несколько по-другому, нежели Lassique Bendthouse…
AH: (улыбается) Точно!
mh: И на обложке LB не было упоминаний о Lassique Bendthouse!?
AH: LB/Lassique Bendthouse прекратили свое существование, их больше нет!
mh: Что??? О, нет! Мамочка-крокодилиха (Mother-crocodile) захлебнется слезами, вроде фанатов Бритни Спирс. Столько людей в восторге от LB. Почему? Очень успешный проект! Особенно "Pop Artificielle"!?
AH: Именно поэтому. Самое время завязывать с LB.
mh: На пике славы?
AH: Ага!!!
mh: Тут еще я слыхал, и мне стало очень интересно: что-то про кавер-версию на Майкла Джексона?
AH: (смеется) Что, и об этом уже сплетничают? Это тоже будет, но пока только на стадии планов.
mh: И под каким псевдонимом?
AH: Возможно, Атом… э-э… Атом ТМ!
mh: Вот оно как! А я уж был готов поспорить, что под псевдонимом LB!
AH: Понимаю. Как я и сказал …
mh: Вот еще что взбесило: Senor Coconut 2 звучит совершенно по-другому, нежели первый.
AH: Да.
mh: Я хочу сказать, что всякий раз, когда вы делали что-то другое, новое, иную концепцию, вы придумывали новое имя, а когда выпускали следующую запись под тем же именем, никто не ожидал, что эта вторая пластинка будет так непохожа на первую. Первый SC очень глючный, а второй полон «акустического» звучания. Я люблю глючные треки и был немного разочарован. Los Samplers вполне мог бы продолжить тему SC 1!
AH: Не думаю, что новый SC настолько отличается от первого. Суть та же: это по-прежнему южно-американское звучание. Логическое продолжение SC. Я действительно хотел продолжать работу под псевдонимом Senor Coconut, это зарегистрированное авторское имя, которое пользуется огромным успехом в Японии, и было вполне закономерно продолжать записываться как SC. А что касается непохожего звучания SC 2 (смеется с иронией), на обложке все написано: Senor Coconut Y SU CONJUNTO!!!
mh: ???
AH: «… со своим оркестром»!!!
mh: То есть именно с оркестром связана «акустикация», так сказать?
AH: (смеется) Совершенно верно!!!
mh: Должен признать, что многие члены Mother были поражены вашей способностью сделать такую «акустическую» пластинку, используя лишь сэмплы. Насколько это ограничивает – работать и сотрудничать с другими музыкантами?
AH: Никаких ограничений. Я просто работаю с людьми, когда мне не нужно себя в чем-то ограничивать и наоборот. Мы сочиняем, и наши пути пересекаются, просто потому что они пересекаются. Никаких границ! Чистая импровизация. Так было с Виктором Солом (Victor Sol), Берндом Фридманом (Bernd Friedman), с Тетсу Ино (Tetsu Inoue). Мы хорошо вместе ладим, и для нас нет никаких лимитов.
mh: А трио с Биллом Ласвеллом (Bill Laswell)?
AH: (немного подумал) С Ласвеллом тоже… только вот результат был не самый лучший, но работать с ним было совсем не проблематично.
mh: Итак, больше никакой совместной работы на Rather Interesting. Как насчет сольных пластинок других музыкантов?
AH: Все та же история: я не намерен быть лейблом. Иногда приходиться проводить различие между лейблом и другом…
mh: ???
AH: Лейбл должен делать определенные вещи… Исполнитель ожидает от лейбла промоушена… Быть лэйблом – это не по мне!

Мы поблагодарили его и пошли обратно в другую комнату (PK_lepa все время фотографировала). Уве тоже отошел с кем-то поболтать. Какой-то японец дал ему кучу подарков: футболки и все такое. Забавно было смотреть, как Уве терпеливо принимает дары, весь такой спокойный – Ганди мог бы позавидовать!
Попозже я подскочил к нему снова, чтобы он подписал для меня пластинку Los Samplers. - «Ладно-ладно, это снова напоминает Бритни Спирс истерию, но я уверен, что и некоторые из вас, ребята, сопли пускают». Я поинтересовался, во сколько начнется концерт. Уве сказал, что около 2 ночи (это означало, что нам придется слушать эту ужасную музыку еще полтора часа). Уве приметил, что я не слишком обрадовался, засмеялся и сказал, что можно пока послушать неплохую музыку. «техно там достаточно примитивное».
Так или иначе, они пустили нас в соседнюю комнату. Там играл другой ди-джей, получше, конечно, но не намного. PK_lepa и Ян умудрились заснуть на диванчике, в то время как мы с Синисой терзались вопросом, почему Атом Харт выбрал именно это место. Клуб был ужасен как и его посетители.
Наконец, пробил час! Уве распаковал причиндалы и поставил свои диски. PK_lepa попросила разрешение сделать фотографии во время представления и принялась за дело. Она делала фотографии со всех сторон и с каждого угла – во как вам повезло! Концерт начался!
В качестве аперитива прозвучала третья часть "Naturalist", и «птички» защебетали, так они щебетали пару минут, а мы думали, к чему бы это… Но тут звуки превратились в кое-что другое, и надо было слышать это что-то! Просто великолепно! Мне показалось, что таким и должен быть рай. Рай Rather Interesting. Это был микс "Naturalist" + Los Samplers + клуб = убийственный яд! Трудно описать. Это и не звучало по-южно-американски, и в то же время было пожоже на Южную Америку. В любом случае вы - Chris, Ross, Mr.Tangent, jjustice и любой другой фан последних релизов на Rather Interesting и глюк-латино-поп… - вы бы в обморок упали, услышав это. Но таких, как вы, было немного. Большинство людей в возрасте около 70 (!?!?), которые прибывали в таком расслабленном состоянии, как будто происходящее – чистая случайность. Не понимаю я этой политики, когда избегают публику, такой андеграунд. Какой толк? PK_lepa правильно заметила, что это был неправильный город, Frankfurt или Cologne были бы правильным выбором для такого концерта. По-любому, мы получили то, за чем пришли, и даже думали, что концерт длился всего 40 минут. Мы с Синисой испытали около двадцати интеллектуальных оргазмов, PK_lepa сделала около трех тонн фотографий и Ян тоже был доволен… Японец сделал пиратскую запись mp3 на своих часах, и дал послушать Уве. Когда он прекратил насиловать Уве, я спросил, на каком лейбле ждать выхода новой музыки. Он пока не знал, но это будет лайф!!!
Что ж! Вот и все. Надеюсь, хорошие новости сгладят горе от кончины Lassique Bendthouse.



При использовании материала с сайта ссылка обязательна!
Copyright © 2005-2010 oXidant  | Дизайн Евгений Мулдашев

Рейтинг@Mail.ru Рейтинг клубных сайтов