Funki Porcini, Funky Porcini


 Новости

Главная :: Биографии :: Funki Porcini


Funki Porcini

Версия: 1, 2
Фото Funki Porcini
Фото Funki Porcini

Музыка фанки Порчини - продукт эклектической и насыщенной путешествиями жизни. фанки, он же Джеймс Брэдлл, покинул Англию когда ему было 19, чтобы сбежать, как он сам выражается, от "депрессии и снобизма". Он покинул Англию, совершенно не представляя себе свою музыкальную карьеру. Очутившись в Лос-Анджелесе, Джеймс моментально растратил на ерунду все свои деньги - 300 долларов. Но вскоре Джеймс Брэдлл обосновался в Сан-Франциско, нашел средства и купил себе саксофон, связался с группой Snakefinger, которая была в то время лидером уникальной, полностью экспериментальной индустриальной сцены в США. Вернувшись через несколько лет в Англию и поработав там в экспериментальных проектах, Порчини, тогда еще Джеймс Брэдлл вновь покидает ее и отправляется в Германию, затем обосновывается на 10 лет в Италии. В Европе Брэдлл работает с такими экспериментальными авангардными проектами как Fatrix, SPK, Monte Cazaza & Mark Pauline (Survival Research Laboratories).

Вместе с тем Брэдлл говорит сейчас: "Я люблю Джаз за то, как он захватывает тебя. Я нахожусь в джазе всю свою жизнь. Это была первая музыка, которая поразила меня, когда я был еще ребенком, я помню, что Джаз любил мой отец. Я даже думаю, что именно благодаря моему отцу я стал в детстве слушать Джаз. Я помню как слушал Джаз, когда мне было 7 лет и как меня поразила эта музыка. Это был квартет Дюка Элиннгтона, запись ранних 60-х. Впервые я приобрел саксофон, когда мне было 19, но, правда, в молодости я занимался тяжелой индустриальной музыкой с группами The Residents, Snakefinger, с австралийской группой SPK. С музыкантами из группы Surgical Penis Klinic я какое-то время жил в одной квартире в Нью-Йорке. Это было сумасшествие. На сцене они отрубали свинье голову".

Устав от "серой музыки и серых городов", Джеймс Брэдлл уже в Италии начинает в 1992 вместе с другим бывшим индустриальным музыкантом проекты Purr и 9Lazy9. Второй проект - 9Lazy9 - можно считать успешнейшим, то, что они сделали в нем теперь считается безусловными стандартами Jazzy Funk, Jazzy HipHop. 9Lazy9 выступали в самых невероятных местах - от капучино-баров в Италии до рыбацких лодок в Юго-Восточной Азии и металлоремонтных мастерских в Польше Однако примечательно, что последние два года Брэдлл уже не афиширует свое участие в проекте 9Lazy9 - а он был половиной его - и совершенно не вспоминает о нем в своих интервью.

После 9Lazy9 Брэдлл становится Порчини и требует всюду, чтобы его только так и называли - фанки Порчини. В этом качестве он становится создателем собственного уникального стиля - Perv Beat, Sex Hop. Но музыкальная критика определяет его жанр обобщенным понятием - "Абстрактный Джаз" и исполняет он его вместе с группой живых музыкантов.

Когда Порчини выпустил свой первый сингл ("Poseathon"/"It's a Long Road") на Ninja Tune в феврале 95 пресса сразу разразилась восторженными откликами вроде "первая классика чиллаута", "смесь сладкого секса с притупленной массой фанка", "не столько трип-хоп сколько мечтательный, сонный дрифт-хоп". Но для большего разогрева аудитории в Ninja Tune решили несколько задержать выпуск второго сингла "Dubble".

Вместе со своей группой перв-бит музыкантов, Порчини занимается стилем, который трудно определить. Джаз ли это? трип-хоп? Какие-то игры с джанглом, как мы услышим позже?

Шизоидно-сумасшедная музыка 36-летнего продюсера из Лондона Джеймса Брэдлла - фанки Порчини - это джазовый, даббовый хипхоп, хотя второй альбом Love, Pussycats and Carwrecks далек от средних представлений о джазовом хип-хопе и даже от того, с чего начинал сам фанки в 1995 на своем дебютном альбоме Hed Phone Sex. Скорее всего, это электронно-акустический синтез в свободных формах, с дозами инструментов, которые как бы воюют между собой, в то время как биты и брейки взрываются как орудия чтобы моментально исчезнуть вновь. Это также может быть подкуренный Джаз, исполняемый в реальном времени и способный внезапно смешаться со скрэтчем и нойзом, где биты наслаиваются, сбиваются, путают друг друга. В общем, это сумасшедший, странный мир. Скорее Джаз, нежели хип-хоп, но с полной авторской свободой и полным отрицанием каких-либо правил.

В ряде трэков можно слышать завывающий саксофон, на котором играет сам фанки, и ритмику в стиле Drum'n'Bass, вызывающие джазовое сумасшествие, переходящие в космический взрыв. В других работах Dub Reggae переходит фанк в духе соул, далее биты начинают мутировать в больной джангл а-ля Squarepusher. А где-то индустриальные биты по линиям вроде Aphex Twin становятся Hip-Hop, затем jazzy Jungle, затем Funk, а далее агрессивная партия труб заканчивается звуком, с которого все начиналось. Но есть и потрясающие минималистические работы в эмбиент-стилистике, например "I'm Such A Small Thing".

"Мне нравится идея внедрять хипхоп в Джаз нового типа", - говорит фанки Порчини в одном из интервью. "Я люблю манипулировать битами, больше даже делать разные штуковины с ними чем сами биты, например готовить лупы, выворачивать их наизнанку и все наслаивать друг на друга. Когда работаешь, то можно оказаться в необычаных состояниях. Особенное наслаждение я испытываю в те моменты, когда включаешь в студии звук на полную, и сам ревешь! Это вроде того, как мчишься на мотоцикле, сидя позади того, кто рулит, сидя на заднем сидении. Ты совершенно ничего не контролируешь, но ты мчишься со скоростью 100 миль в час ко всем чертям и звук качается волнами где-то там в стороне. Мне кажется, таково и мое поведение в музыке."

"Я работал над вторым альбомом Love Pussycats and Carwrecks около 6 месяцев в обычной студии - ничего экстраординарного, только ровно то, что нужно. Каждая машина в студии была подвешена на центральный компьютер. Я сидел за большой электронной клавиатурой, играл, затем записывал это в компьютер, далее работал с этим. Я записал живые инструменты и выбрал что-то из их партий. Когда я работал, обычно был включен телевизор и я выписывал из разных программ фразы, которые выражали мое настроение и даже что-то из музыки или звуков, например звуки "динь-динь" или звуки лифта. Однажды меня так тряхануло током, что я чуть не погиб - меня ударили 240 вольт и я не мог отключить напряжение. Когда немного пришел в себя, включил телевизор, а там рассказывали о грозе и как какую-то женщину ударила молния. Так родилась вешь "I'm Such A Small Thing." Это она говорила в той телепрограмма, та женщина: ...I'm such a small thing and the sky is so big...."

Первый альбом фанки Порчини сразу утвердил этого музыканта как любителя perv beat - извращенного, рваного, искаженного бита и джазового саксофона. В своем втором альбоме Порчини пошел в джангловом направлении. "В первом альбоме был сильный сексуальный элемент. Медленные хипхоповые ритмы были очень сексуальны. В первом альбоме было много о любви, сентиментальности, поражениях. Второй альбом аналогичный, но в нем есть трэки, похожие на сумасшедшую езду. Я бывал во многих автокатастрофах и мне везло, я оставался жив. Причем большинство из них случалось, когда я ездил на мотоцикле, что я очень люблю. Моя манера ездить здорово изменилась особенно за те 10 лет, что я жил в Италии. Это как игра, и я обнаружил, что чем взрослее ты, тем более можно доверять своим инстинктам. Бывают дни, когда понимаешь, что что-то можешь делать, а в другие дни понимаешь, что нет. Если необращать внимание на это, могут быть проблемы."

В трэках типа "Last Song" и "12 Points Off Your Licence" звук, который может быть воспринят какими-нибуть джанглистами как надругательство над джанглом. Мешанина разломанных битов в "Carwreck" нарушается только вопросами и ответами: "Everything all right? No everything's all wrong." Можно слышать внезапные смены счета с 4/4 на 5/4. Изменения повсюду и нет никаких правил. "И я не хочу чтобы меня считали джанглистом", говорит Порчини.

Для Порчини сделали ремиксы "Carwreck" Luke Vibert (Wagon Christ) и Tom Jenkinson (Squarepusher).

"Я не очень хороший DJ, но играю много", - говорит о себе фанки Порчини. "Я участвую во всех летних фестивалях в Европе. Но пора заканчивать - это слишком утомительно. Ты, например, работаешь над чем-то в студии, а тут надо идти ди-джеить и это лишнее. Я бы предпочел заниматься только студийной работой". Порчини действительно много ди-джеит. Он - участник Ninja Crew, продюсерско-миксерско-ди-джейской команды лэйбла Ninja Tune, много разъезжающей по миру с живыми выступлениями. До недавних пор Ninja Crew проводила постоянные вечеринки Stealth в одном из британских клубов и фанки Порчини считался на них одним из самых активных. Стоит отметить, что успех этой команды Ninja Crew в том, что ее основные фигуры - дуэт Coldcut создали собственную интерактивную компьютерную программу, которая позволяет команде из 3-5 продюсеров и миксеров создавать музыку в реальном времени, например, на танцполах. Под ди-джеингом Ninja Crew и, в том числе, фанки Порчини надо понимать именно такое продюсирование, то есть производство музыки в реальном времени и в реальной, не студийной обстановке.

фанки Порчини занимается еще и ремикшированием. "Сейчас, например, прослушиваю материал Neneh Cherry, потому что меня попросили сделать для нее ремиксы на ее новые песни. Пока я не сделал для нее ничего, но еще попытаюсь". Очень известен ремикс фанки Порчини для Майка Флауэрса.

"Я считаю, что техно - очень скучная музыка, этот счет 4/4 сам по себе скучный", - говорит фанки Порчини. "Наилучшая танцевальная музыка - это Джаз или хипхоп. Все остальное это те же 4/4. Хипхоп произошел из джаза, а Джаз есть натуральная танцевальная музыка. А то, чем я занимаюсь, предполагает даже больший простор"

Информация по теме Funki Porcini

Интервью Funki Porcini
| Интервью с Funki Porcini: "Я не великий властитель саксофона"

Новости музыки Funki Porcini
2010-03-11 | Funki Porcini возвращается в команду Ninja Tune

Новинки музыки Funki Porcini
2010-04-24 | Funki Porcini - On

Все стати о Funki Porcini >>



При использовании материала с сайта ссылка обязательна!
Copyright © 2005-2010 oXidant  | Дизайн Евгений Мулдашев

Рейтинг@Mail.ru Рейтинг клубных сайтов