Guy Gerber


 Новости


Guy Gerber

Из английского прогрессив-хауса на немецкие танцполы, не выезжая за пределы своей страны – такое мало кому под силу. Жителю самой горячей точки планеты – израильтянину Гай Герберу это удалось.
Спросите какого-нибудь своего знакомого, более-менее разбирающегося в электронной музыке, с чем в музыкальном плане ассоциируется у него/неё Израиль. Чаще всего ответом будет – транс. Кто-то, быть может, ввернет и прогрессив-хаус, вспомнив Flash Brothers или Мошика. Это все, или почти все, верно и передает ситуацию, царящую в Израиле. Как известно, армейская служба для израильтян общая, и многие, оттрубив свой срок, первым делом едут отдохнуть и забыться на Гоа, где царит свобода, и властвуют звуки психоделик-транса. Именно поэтому в Израиле так развита транс-сцена, составляющая солидный кусок местного музыкального экспорта. Но Герберу все это было до лампочки. Синтезированные мелодии и многочасовые танцы под открытым воздухом его мало трогали. «Меня такая музыка не очень интересовала, - говорит Гай, - я все детство играл в футбол и даже был в составе национальной юношеской сборной. Но, как только начал учиться играть на гитаре, бутсы пришлось повесить на гвоздь. А потом вообще решил, что надо поступать в высшее художественное училище». Сказано – сделано. Футбол отошел на задний план – Герберу стало куда интереснее просиживать сутками в студии с друзьями, причем удовольствие приносил сам процесс музицирования, а не жажда популярности и славы. Вы думаете, что он пробовал свои силы в электронной музыке? Отнюдь! Его воображение полностью занимали группы вроде Pet Shop Boys, Joy Division, Sonic Youth, да и вообще поп и рок музыка с подтекстом. Однако первый альбом Daft Punk, а позже и Astral Projection, заставили Гербера обратить более пристальное внимание на потенциал, скрывающийся в студийных железках.

Стоит отметить, что конец 90-х – начало «нулевых» было весьма бурным временем на израильской клубной сцене. Клубы множились, а постоянными гостями были британские диджеи высшей лиги, вроде Джона Дигвида, Саши или Карла Кокса. Правда, продолжалось это совсем недолго – до того момента, когда в 2001 году, палестинский шахид подорвал себя на танцполе одного из ночных заведений, надолго поселив страх в подсознании клабберов. Снайперы заняли места на крышах домов вокруг ведущих клубов, а настроение праздника, обычно царившее на израильских танцполах вмиг улетучилось. «После того случая, - рассказывает Гай, - люди перестали ходить в клубы, а все самое интересное переместилось в бары. Клубы же обзавелись неинтересной музыкой, мрачными типами и низкокачественным кокаином, пришедшим на смену экстази. Не ахти было время!».

Как раз в тот момент у Гербера вышла первая пластинка на английском прогрессив-хаус лейбле Alternative Route. Работа так себе, но для дебюта вполне сносная. Сам же Гербер был очень недоволен результатом. «Я заперся в студии на несколько дней, обложился классикой жанра – Ларри Хёрд, Карл Крэйг, Фрэнки Наклз, ну вы понимаете, о чем я, - и начал слушать, пытаясь понять, что у меня пошло не так, куда исчезла музыкальность, и как ее обрести». Одновременно с таким глубоким погружением в музыку, Гербер начал пробовать себя в роли диджея, активно используя Ableton, не оставляя при этом попыток постичь премудрости музыкальной науки.

За права же на второй релиз, озаглавленный “Stoppage Time”, английские лейблы развернули военные действия. «Я записал трек на «болванку» и отдал своему другу, который собирался в Лондон. Через неделю мой телефон просто накалился от заморских звонков», - вспоминает Гай. Twisted UK пытались договориться с музыкантом о записи полноценного альбома, но контракт сорвался, так как в дело вмешался Bedrock и лично Джон Дигвид. Пластинка вышла в 2004 году, и мало того, что продалась огромным, для независимого лейбла и мало кому известного музыканта внушительным тиражом в 11000 экземпляров, так еще и стала одним из главных межотраслевых хитов. «Я был шокирован, когда до меня дошла информация, что на одной из вечеринок Свен Фэт ставил этот трек четыре раза за выступление», - взволнованно рассказывает Гербер.

Тем не менее, несмотря на успехи в студийной деятельности, карьерный рост по-прежнему оставлял желать лучшего. «В то время у меня был очень плохой менеджмент, я играл исключительно на прогрессив-хаус вечеринках, многие из которых оставляли неприятный осадок в душе. Порой в душу закрадывалась мысль, мол, кому все это нужно? Однажды я говорил на эту тему с Джеймсом Холденом, который находился в подобной ситуации, так он мне сказал, что у каждого диджея есть свой предел ужасных вечеринок – один выдержит 300, а другому хватит и 30-ти, чтобы завязать со всем этим раз и навсегда». Стоит учесть и тот фактор, что по развитости клубной инфрастуктуры Израиль очень напоминает Россию. Винил покупают лишь немногочисленные диджеи и еще более малочисленная группа меломанов. Свой лейбл – занятие бесперспективное, та же ситуация и с хорошими музыкальными магазинами. «Я, наверное, был единственным человеком в стране, который все делал по правилам и у которого получилось вести дела с мировыми лейблами», - говорит Гербер. «Во Франции или Англии, к примеру, существуют собственные сцены, где можно легко обмениваться опытом, учиться друг у друга, мне же приходилось учиться на ходу, на своих ошибках, фактически изобретая велосипед».

В ноябре 2005 года на известном американском хаус-лейбле Nite Grooves вышла очередная пластинка Гербера “Turkish Delight”. Неожиданно для всех Гай показал себя совершенно с новой стороны – трек был записан по всем канонам классической хаус-музыки, с басовой линией, клавишными проигрышами, одним словом, со всеми атрибутами американской хаус-музыки. Самое же интересное было впереди – в 2006 году у Гербера вышла сразу две пластинки на немецком лейбле Cocoon, которые и принесли ему солидную долю нынешней популярности.

На тот момент Гай был шапочно знаком с Паули Штейнбахом - менеджером по репертуару Cocoon. Несмотря на это знакомство, Гербер мало себе представлял, что такое Cocoon, кто такой Свен Фэт и каковы масштабы немецкой техно-сцены в целом. «Вообще я не рассылаю свою музыку по лейблам, - рассказывает музыкант, - записываю, друзьям, знакомым, диджеям, а уж потом все это, так или иначе, попадает в руки заинтересованных людей. Мне всегда казалось, что немецкое техно это что-то очень жесткое, мрачное и анти-человеческое. Одним словом, когда представился случай, я отобрал 2 трека, записал их на диск и передал в Cocoon. Паули послушал и ответил, что, треки понравились, и что хотелось бы послушать ещё. Я отправил еще один диск и надписал: «Just for listening, Just for Sven».

В итоге на лейбле вышли две пластинки – “Sea Of Sand” и “This Is Balagan”, причем “This Is Balagan” появился сначала на собственном лейбле Гербера Supplemet Facts, а уж после на Cocoon. Именно эти пластинки принесли Герберу внушительную долю популярности. В особенности же “Sea Of Sand”, написанный совместно с другим израильским музыкантом Шломи Абером. Эти треки звучали на всех главных европейских фестивалях, а некоторые британские издания причислили их к главным ибицевским хитам, что уже говорит о крайней успешности. «Когда я работаю над каким-то очередным треком, то главная цель для меня –поймать тот самый момент, когда по спине начинают бегать мурашки. Поймал? Все! Работа удалась! Но добиться этого очень сложно. Для меня в музыке самое важное это тепло и эмоциональность. Треки должны быть такими, чтобы люди вспоминали о них и после вечеринки», - пытается на словах выразить свое отношение к музыке Гербер.

После такого начала, которое обрадовало и лейбл и артиста, Гербер обрел место, где он чувствует себя комфортно, где присутствует тот самый профессионализм, и где он мог бы полностью раскрыться как музыкант. Положение это уже приносит свои плоды – читатели немецкого журнала “Groove” в прошлом году назвали Гербера самым многообещающим новичком, а альбом “Late Bloomers” был тепло встречен и критиками, и диджеями, и клабберами.

Слушая музыку Гербера, отчетливо понимаешь, что человек этот нашел свой путь движения в музыкальной среде. Путь этот достаточно сложный – делать музыку незамкнутую и разножанровую (уделяя при этом должное внимание целой кипе факторов), ту музыку, от которой у людей по спине должны бегать мурашки. И если окинуть взглядом все, что сегодня происходит вокруг Гербера, можно сказать, что он идет как раз по этой тонкой, но такой прекрасной грани.



При использовании материала с сайта ссылка обязательна!
Copyright © 2005-2010 oXidant  | Дизайн Евгений Мулдашев

Рейтинг@Mail.ru Рейтинг клубных сайтов